Цвет Освещение Плоскость и объем Искусство барельефа Архитектура Пещерное искусство Пещерная роспись Этнографическое искусство Египетская цивилизация Искусство шумеров Монументальная скульптура Эллинистический стиль портрет

Образ Богоматери в раннехристианских росписях зачастую мог одновременно являться аллегорией Церкви на основании книги "Песни Песней" Царя Соломона, где упоминание о Женихе и Невесте истолковывалось в смысле Господа и Его Церкви. Подобно Христу, Богоматерь могла изображаться как в собственном виде (сцена поклонения волхвов, Богоматерь Оранта)

Искусство эпохи Ахеменидов

Покорив в 539 г. до н. э. Вавилон, персидский правитель Кир (ок. 600—529 г. до н. э.) унаследовал титул Вавилонского царя, и с ним и непомерные притязания ассирийских властителей. Основанная им держава продолжала расширяться и при его наследниках. Египет и Малая Азия очень скоро оказались под властью персов, и лишь чудом избежала этой участи Греция. В эпоху своего расцвета, при Дарий I (ок. 550—486 до н. э.) и Ксерксе (519—465 до н. э.) персидская империя была гораздо обширнее своих египетских и ассирийских предшественниц вместе взятых. Больше того, огромное государство это просуществовало два столетия — оно было разрушено Александром Македонским (352—323 г. до н. э.) лишь в 331 г.— и все это время управлялось не только умело, но и гуманно. Каким образом удалось полудикому кочевому племени достичь столь поразительных результатов, остается только гадать. В течение жизни одного поколения персы не только освоили сложнейший механизм государственного управления, но и создали совершенно оригинальный монументальный стиль, достойно прославлявший величие их державы.

Несмотря на свою удивительную способность к адаптации, персы сохранили собственные религиозные верования, источником которых служили пророчества Зороастра. В основе этих религиозных представлений лежало противостояние добра и зла, воплощенное в фигурах божества света Ахурамазды и божества тьмы Аримана. Поскольку культ Аху- рамазды был сосредоточен вокруг священного огня, возжигаемого на специальных возводившихся на открытом воздухе алтарях, храмовой архитектуры персы не знали. Зато дворцы их были величественными и поистине впечатляющими сооружениями.

Самый грандиозный из них был заложен Да- рием I в г. Персеполисе в 518 г. до н. э. В архитектуре этого дворцового комплекса особенно сильно ощущаются ассирийские традиции. И все же они не определяют собой общий характер здания, ибо влияния, идущие с разных концов громадной империи, в корне видоизменили их, приведя к созданию нового, свойственного лишь персидской культуре, стиля. Так, в Персеполисе широко используются колонны. Тронный зал Дария I — квадратное помещение со стороной в 75 метров — имел деревянный потолок, опиравшийся на тридцать шесть двадцатиметровых колонн, иные из которых стоят и по сей день (илл. 49). Такое нагромождение колонн напоминает архитектуру Египта (ср. илл. 36). В орнаментах, украшающих цоколи и капители, египетское влияние действительно прослеживается, но сами колонны — стройные, с рифленой поверхностью — характерны скорее для ионической Греции и Малой Азии, чьи художники работали, как известно, при персидском дворе.

Ведущая в тронный зал двойная лестница украшена барельефами, изображающими ряды фигур в длинной и торжественной процессии. Их однообразный церемониальный характер подчеркивает типичную для персидского искусства служебную роль скульптуры в архитектурном ансамбле. Но и здесь, однако, ассиро-вавилонское наследие заметно обогащено мотивами уже новыми, идущими из ионической Греции, где еще в VI веке до н. э. встречаются фигуры, выполненные в аналогичном стиле. В результате, оставаясь в русле месопотамской традиции, персидская скульптура смягчает ее суровость чужеземной мягкостью и изысканностью.

Тронный зал Дария. Персеполь, Иран, ок. 500 г. до н. э.

Таким образом, персидское искусство при Ахеменидах представляет собой синтез самых различных элементов — синтез замечательный, но, увы, не способный к дальнейшему развитию. Стиль, сложившийся к началу IV в. до н. э. при Дарий I, не претерпел вплоть до падения персидской державы никаких изменений. Причиной тому было, по- видимому, чрезмерное увлечение персов декоративными эффектами безотносительно к масштабам произведения — наследие кочевого прошлого, от которого им так и не удалось освободиться.

Если, выйдя в море из дельты Нила, мы поплывем на север, то первой европейской землей, которую встретим мы на пути, будет восточная оконечность острова Крит. И только затем, миновав разбросанные там и сям мелкие острова Киклад- ского архипелага, достигнем мы берегов Греции, обращенных к лежащей по другую сторону Эгейского моря Малой Азии. Для археологов слово «эгейский» не сводится, однако, к понятию чисто географическому. «Эгейскими» они называют цветущие цивилизации, существовавшие здесь в третьем и втором тысячелетии до н. э., до развития цивилизации собственно греческой. Существовало три таких цивилизации — тесно между собой связанных, но в то же время обладавших каждая своими особыми чертами: одна на небольших островах к северу от Крита, именуемых Кикладами; другая на Крите, по имени легендарного царя этого острова, Миноса, названная минойской; и третья на материковой Греции, получившая название элладской и включающая цивилизацию микенскую. История каждой из них подразделяется, в свою очередь, на три периода: раннюю, среднюю и позднюю, хронологически примерно соответствующие Древнему, Среднему и Позднему царствам Древнего Египта. Наиболее многочисленные и ценные в художественном отношении археологические находки относятся к концу среднего и началу нового периода.

Долгое время единственным источником наших сведений об Эгейской цивилизации оставался лишь рассказ Гомера о Троянской войне, да греческие легенды об острове Крит. Но и теперь, располагая массой интереснейших материалов, о которых литературные источники позволяют только мечтать, мы знаем о ней несравненно меньше, чем о цивилизациях Египта и Месопотамии. Именно поэтому искусство ее и представляется нам таким загадочным. Его формы, имеющие много общего с искусством Египта и Ближнего Востока, с одной стороны, и позднейшим искусством Греции, с другой, не является, однако, соединительным звеном между этими двумя мирами. Их особая, завораживающая красота ниоткуда не заимствована. Одной из самых странных и, пожалуй, загадочных черт эгейского искусства является его свежесть и непосредственность, заставляющая порою забыть, каким темным остается для нас его значение.

Обратимся к алтарным росписям катакомбной Церкви. Над гробницами подземных кубикул можно видеть полуциркульные ниши, пригодные для совершения богослужений. Росписи этих ниш предполагается рассмотреть ниже. Кроме Богородичных и экклесиологических изображений-аллегорий, здесь могли быть расположены сюжеты с преобладанием евхаристической семантики.
Расчет характеристик надежности Надежность информационных систем Искусство Древнего Мира Раннехристианское искусство